Пехотная дивизия русской императорской армии. Дикая дивизия – гордость русской армии

Пехотная дивизия русской императорской армии. Дикая дивизия – гордость русской армии

Одно из самых грозных подразделений Русской императорской армии во время Первой мировой войны – Кавказская туземная конная дивизия, более известная как «Дикая». Помимо прочих в ее состав входили чеченцы и ингуши.

На добровольной основе

По имперским законам уроженцы Кавказа и представители других национальностей, живущие на окраинах, не подлежали призыву в армию. Однако горцы сами вызвались воевать. «Дикая дивизия» начала формироваться в августе 1914 года. Было решено создать три кавказские бригады, каждая из которых включала бы в себя по два туземных конных полка.

Чеченцы оказались в составе 2-й бригады. Из них был образован Чеченский конный полк. Ингушский же конный полк вошел в состав 3-й бригады, в которой также были черкесы, абхазы и карачаевцы. В каждом полку было по 22 офицера и 575 всадников, имелся и собственный мулла.

Чеченский конный полк

Чеченцы прибыли на фронт на Западной Украине в октябре. Полк отличился уже в первом бою, который состоялся в начале декабря. Горцы внезапно атаковали австрийские части у деревни Верховина-Быстра. По глубокому снегу и полному бездорожью они смогли выйти в тыл противника и нанести ему сокрушительный удар, взяв в плен более 460 солдат и офицеров, включая полковника и майора, а также захватив около 400 винтовок.

В середине февраля 1915 года Чеченский конный полк в районе Станиславова (ныне Иваново-Франковск) в течение суток отбивал атаки значительно превосходящих по силе австрийцев, которые обладали конницей и артиллерией. Чеченцы не только выстояли, но еще и перешли в контратаку на следующие сутки, выбив противника из деревни Пойко, которую затем удерживали вместе с кубанскими казаками.

Настоящим триумфом Чеченского полка стал знаменитый Брусиловский прорыв, начавшийся в конце мая 1916 года. Несмотря на то что командование решило использовать кавалерию в качестве резерва, горские конники смогли-таки отличиться. В ночь на 30 мая 60 чеченских кавалеристов под плотным огнем врага первыми форсировали Днестр, служивший линией разграничения противоборствующих сторон, и молниеносно захватили правый берег.

Сразу же началось оборудование плацдарма, который горцы храбро удерживали до подхода основных сил русской армии. Лихая отвага чеченцев обеспечила успех наступательной операции. Подвиг горцев не остался без внимания императора. Николай лично наградил каждого из всадников Георгиевскими крестами разных степеней.

Ингушский конный полк

Не менее храбро и самоотверженно сражался и Ингушский конный полк. Формироваться он начал также в августе 1914 года, а на фронт прибыл в начале ноября. В первый бой ингуши пошли 3 декабря у села Рыбне, и нанесли поражение противнику. В феврале они вместе с Черкесским полком смогли выбить австрийцев из окрестностей Станиславова, а 18 февраля конники ворвались на улицы города, который был взят на следующий день.

В конце мая 1915 года ингуши определили в арьергард русских войск, отступавших к Днестру. Несмотря на численное превосходство австрийцев, горцы смогли не только сдержать все их атаки, но и разбили их пехотный батальон у Ясенево-Польное. Ингуши переправились через реку одними из последних, заняв оборону на участке от Залещиков до Усечки. Там они отбивались от австро-германцев вплоть до мая 1916 года, когда начался Брусиловский прорыв.

30 мая Ингушский конный полк перешел Днестр и начал наступление на позиции врага. Одной из самых ярких страниц его боевой биографии стал разгром подразделений «непобедимой» Железной дивизии германской армии, от которой были в ужасе союзники России по Антанте. 15 июля 500 горцев с саблями ринулись в лобовую атаку на три тысячи немецких штыков, которых поддерживали пулеметы и тяжелая артиллерия. Через пару часов гордость кайзера Вильгельма была уничтожена.

Преследуя остатки немецких войск, ингуши налетели на артиллерийскую батарею. Сопротивлявшиеся германцы были порублены саблями и кинжалами. Кавалеристы захватили пять тяжелых орудий и 20 ящиков со снарядами.

Журналист Николай Брешко-Брешковский с восхищением описывал атаки ингушей, сравнивая их со стихийной, бешеной лавиной. Немцы и австрийцы, отмечал он, давно прозвали лихих горцев «дьяволами в мохнатых шапках», сеющими панику среди врага при одном своем появлении.

«Джигит» вместо «птицы»

После Брусиловского прорыва «Дикая дивизия» занималась разведкой, а после Февральской революции была переведена в тыл. На этом война для горцев завершилась. Всего за несколько лет через подразделение прошли более семи тысяч горцев. К марту 1916 года дивизия потеряла 260 всадников, были ранены более 1 400 человек.

Читать еще:  Как сделать домовенка из мешковины. Как нарисовать домового? Пошаговая инструкция

В целом чеченцы и ингуши сражались очень храбро. Об этом говорит тот факт, что более 3 500 горцев получили Георгиевские кресты и медали. Многие были отмечены наградами не единожды. Так, подпоручик Ингушского полка Асламбек Маматиев был полным Георгиевским кавалером, кроме того, в его наградном списке имелись ордена Святого Станислава, Святого Владимира и Святой Анны.

Кстати, на первом этапе войны горцев (как и других представителей национальных окраин) удостаивали крестом с изображением не защитника христиан Георгия Победоносца, а двуглавого орла ­– государственного символа. Однако всадники выражали по этому поводу недовольство и просили дать им «джигита». Командование пошло горцам навстречу и стало награждать их Георгиевским крестом с изображением всадника.

ДИКАЯ ДИВИЗИЯ

Это было поистине уникальное воинское соединение по своей организации, многонациональному составу всадников и офицеров, по царившему между ними духу во-инского братства, солидарности и взаимовыручки, которое стало гордостью российской армии. В истории «Дикой Дивизии» – не было случая даже единоличного дезертирства!

23 августа 1914 г. был объявлен Высочайший приказ Николая II о создании «Кавказской туземной конной дивизии» трехбригадного состава из шести полков: Кабардинского, 2-го Дагестанского, Чеченского, Татарского, Черкесского и Ингушского.
В то время в составе российской армии уже находились Кавказская кавалерийская (конная) дивизия и пять Кавказских казачьих дивизий. Поэтому, когда произошло рождение нового воинского соединения исключительно из горцев Кавказа, было принято решение назвать его — «Кавказская туземная конная дивизия», чем подчеркивалось исключительно ее местное, кавказское происхождение.
Ведь, согласно словарю Владимира Ивановича Даля, слово «туземный» объясняется как «принадлежность какой-либо стране, земле».
В сентябре после завершения формирования дивизии кавказских горцев, в октябре эшело-ны повезли ее полки на Украину, в Подольскую губернию, откуда в скором времени и предстояло им вступить в боевые действия на Юго-Западном — австрийском фронте.
В Кавказской конной дивизии рядовых называли не «нижними чинами», как-то было принято в российской армии, а «всадниками». Так как у горцев не существовало обращения на «вы», то к своим офицерам, генералам, и даже к командиру дивизии великому князю Михаилу Александровичу, всадники обращались на «ты», что нисколько не умаляло значения и авторитета командного состава в их глазах и никак не отражалось на соблюдении ими воинской дисциплины.

Взаимоотношения в дивизии

«Отношения между офицерами и всадниками сильно отличались от таковых в регулярных частях, — вспоминал офицер Ингушского полка Анатолий Марков. — В горцах не было никакого раболепства перед офицерами, они всегда сохраняли собственное достоинство и отнюдь не считали своих офицеров за господ — тем более за высшую расу».
Подчеркивает это и офицер Кабардинского конного полка Алексей Арсеньев: «Отношения между офицерами и всадниками носили характер совершенно отличный от отношений в полках регулярной конницы, о чем молодые офицеры наставлялись старыми.
Например — вестовой, едущий за офицером, иногда начинал петь молитвы или заводил с ним разговоры. В общем, уклад был патриархально-семейный, основанный на взаимном уважении, что отнюдь не мешало дисциплине; брани — вообще не было места. Офицер, не относящийся с уважением к обычаям и религиозным верованиям всадников, терял в их глазах всякий авторитет. Таковых, впрочем, в дивизии не было».
Весьма интересны и следующие обобщения, сделанные русским офицером Арсеньевым о горцах — его боевых товарищах по Кабардинскому полку и дивизии: «Чтобы правильно понять природу «Дикой Дивизии», нужно иметь представление об общем характере кавказцев, ее составлявших».
«В то время, горцы Кавказа, и «степные» народы Туркестана» — пишет Брешко-Брешковсвий, — не отбывали воинской повинности, однако при любви их к оружию и к лошади, любви пламенной, привитой с раннего детства, при восточном тяготении к чи-нам, отличиям, повышениям и наградам, путем добровольческого комплектования можно было бы создать несколько чудесных кавалерийских дивизий из мусульман Кавказа и Туркестана. Можно было бы, но к этому не прибегали».
«Почему?» — ставит вопрос Брешко-Брешковский, и сам же отвечает на него: «Если из опа-сения вооружить и научить военному делу несколько тысяч инородческих всадников — напрасно! На мусульман всегда можно было вернее положиться, чем на христианские народы, влившиеся в состав Российского Царства. Именно они, мусульмане, были бы надежной опорой власти и трона. Революционное лихолетье дало много ярких доказательств, что горцы Кавказа были до конца верны присяге, чувству долга и воинской чести и доблести. «

26 ноября Кавказская конная дивизия через Львов начала продвижение в юго-западном направлении к городу Самбору. В тот день в столице Галиции, Львове, свидетелем шест-вия частей дивизии по его улицам стал граф Илья Львович Толстой, сын Льва Толстого. Он, как журналист и писатель, приехал в этот город, всего лишь месяц назад освобожден-ный русскими войсками от австрийцев. О своих впечатлениях и чувствах, вызванных увиденными им кавказскими полками, Илья Львович расскажет в очерке «Алые башлыки», опубликованном в начале 1915 г. в московском журнале «День Печати»:
«Первое мое знакомство с Кавказской туземной конной дивизией, – писал Толстой, – про-изошло в Львове, когда командир корпуса производил ее смотр. Это было в самом центре города, против лучшего отеля, в 12 часов дня, когда улицы были запружены народом, и когда жизнь большого города кипела в полном разгаре.
Полки проходили в конном строю, в походном порядке, один за одним, один красивее другого, и весь город в продолжение целого часа любовался и дивился невиданным дото-ле зрелищем. Под скрипучий напев зурначей, наигрывающих на своих дудочках свои народные воинственные песни, мимо нас проходили нарядные, типичные всадники в красивых черкесках, в блестящем золотом и серебром оружии, в ярко-алых башлыках, на нервных, точеных лошадях, гибкие, смуглые, полные гордости и национального достоинства. Что ни лицо, то тип; что ни выражение — выражение свое, личное; что ни взгляд — мощь и отвага. «

Читать еще:  Причастие в православной церкви. Что такое причащение в церкви? Что это за обряд

«Дьяволы в мохнатых шапках»

В Карпатских горах, юго-западнее Самбора, на берегах реки Сан, Кавказская конная дивизия вступила в боевые действия с неприятелем, действуя вначале в составе 8-й, а затем 9-й армии Юго-Западного фронта. До начала февраля 1915 г. ее полки вели тяжелые бои в горах и долинах Карпат, у галицийских и польских городков и деревень.
Наступательные операции и разведка боем чередовались с отражением контратак крупных сил неприятеля, пытавшегося в зимние месяцы прорваться с юга к блокированной русской армией неприятельской крепости Перемышль со 120-тысячным гарнизоном. И кавказские полки с честью выполнили свою боевую задачу — там, где стояли они, враг не прошел, там, где наступали, враг был повержен.
Документы полков и штаба Кавказской конной дивизии донесли до нас имена героев боев, описание их подвигов и связанных с ними боевых эпизодов на всем протяжении войны с 1914 по 1917 год. В тот период через службу в дивизии прошло более 7000 всадников — уроженцев Кавказа. Около 3500 из них были награждены Георгиевскими крестами и Георгиевскими медалями «За храбрость», а все офицеры удостоены орденов.
17 февраля 1915 г. Петроградское телеграфное агентство передало из Ставки официаль-ную телеграмму, в которой речь шла о «кавказских горцах» в связи с их боевыми делами в рядах Кавказской конной дивизии:
«В Восточной Галиции события развиваются повсюду согласно нашим предположениям. Наши кавказские горцы наводят страх на венгров. Горцы решительно отказываются ус-тупить кому-либо первенство под неприятельским огнем.
Никто не должен получить право утверждать, что горец сражается за его спиной. Психо-логия горцев в отношении боевых порядков решительно сближает их с рыцарями, кото-рых можно было заставить сражаться лишь на началах боевого равенства в одношеренго-вом строю».
В своем донесении великому князю Михаилу Александровичу полковник граф Воронцов-Дашков, восхищенный отвагой всадников Кабардинского и 2-го Дагестанского конных полков, писал:
«С чувством особого удовлетворения должен отметить геройскую работу полков вверен-ной Вашему Императорскому Высочеству дивизии. Промокшие от проливного дождя, идущего всю ночь, ослабевшие от 4-х дневной «уразы», всадники, по вязкой от дождя зем-ле, стойко и стройно шли вперед под градом пуль, почти не залегая, и трепет обнимал противника, не выдержавшего такого стремительного наступления.
Некоторые всадники — Дагестанцы, чтобы быстрее наступать, снимали сапоги и босиком бежали в атаку. Плен-ных почти не брали: всадники были озлоблены поведением австрийцев, поднимавших руки, выкидывать белые флаги и затем расстреливавших наших с близких дистанций; офицерам с трудом удалось вырвать из рук всадников около 20 австрийцев, принадлежащих ко всем четырем батальонам 97-го Имперского полка, к 7-му драгунскому и 11-му гусарскому полкам».
С восхищением говорил Брешко-Врешковскнй о том, как смело бросаются горцы в атаки на неприятельскую пехоту, пулеметы и даже артиллерию:
«Стихийной, бешеной лавиной кидаются они, артистически работая острым, как бритва, кинжалом против штыков и прикладов. и об этих атаках рассказывают чудеса. Австрий-цы давно прозвали кавказских орлов «дьяволами в мохнатых шапках». И действительно, одним своим видом, таким далеким от какой бы то ни было общеевропейской военной формы, кавказцы наводят на неприятеля панику. «

В Петрограде произошла Февральская революция. 2 марта 1917 г. Николай II отрекся от престола, передав «наследие» своему брату Михаилу Александровичу, бывшему команди-ру Кавказской конной дивизии, но и он 3 марта отказался от престола, обратившись к на-родам России с Манифестом. Власть в Петрограде и стране взяло на себя Временное пра-вительство.
Отречение Государя от престола потрясло всех; того «энтузиазма», с которым все население, по утверждению творцов революции, «встретило ее», не было; была общая растерянность, вскоре сменившаяся каким-то опьянением от сознания, что теперь — «все позволено». Всюду развевались красные флаги, пестрели красные банты. В Дикой Диви-зии их не надели — кроме обозников и матросов-пулеметчиков.
Когда в Петрограде стало известно, что в составе корниловских войск, двигающихся к столице с целью свержения Временного правительства, имеется и Дикая дивизия, ЦИК Советов рабочих и солдатских депутатов решил отправить своих представителей навстре-чу «туземным войскам для привлечения их на сторону революции». 28 августа А.Керенский направил телеграмму команди

Читать еще:  Перечислить элементы социальной структуры общества. Основными элементами социальной структуры общества являются

«Дикая дивизия» – спецназ Российской империи?

Сформированная в начале Первой мировой войны Кавказская туземная конная дивизия вошла в историю под названием «Дикая». И недаром – её удалые всадники прославились своим бесстрашием и отвагой, наводя ужас на врагов.

Вообще мусульмане в Российской империи были освобождены от службы в армии. Причина не совсем понятна, особенно если учесть, что в личной охране императора (в так называемом «Царском конвое») служили десятки мусульман с Кавказа. Служили верой и правдой.

В августе 1914 года Россия находилась в состоянии небывалого подъёма. Все верили, что противник будет разбит в самое ближайшее время. Люди буквально рвались на фронт, чтобы успеть пройти победным маршем в столице поверженного противника.

На призыв Белого царя (именно так называли на Кавказе российского императора) откликнулось множество горцев, которые с младых лет умели ездить на лошади, владеть клинком и метко стрелять. Без подобных навыков на Кавказе выжить было довольно сложно.

В состав дивизии входило 6 полков: Чеченский, Ингушский, Дагестанский, Черкесский, Кабардинский и Татарский. Добровольцы прибывали к месту сбора на своих конях, с личным холодным оружием и в собственной форме – черкесках и папахах. Лишь винтовку и боеприпасы выдавали на месте. В конце 1914 г., после трёхмесячной подготовки, дивизию направили на Юго-Западный фронт.

ПОД ЗНАМЕНЕМ БЕЛОГО ЦАРЯ

Подразделения дивизии использовались главным образом для внезапных кавалерийских атак, а также для проведения разведки и диверсий. Нечто подобное проводил атаман Платов со своими казаками во время Отечественной войны 1812 года. Но представлять себе воинов «Дикой дивизии» лишь как бесшабашных наездников с шашками неверно. На их вооружении находились и пулемёты с бронеавтомобилями.

Насколько велик был вклад «Дикой дивизии» в боях российской армии во время Первой мировой – судить трудно. Если верить некоторым публикациям, то едва ли не всем победам в этой войне страна обязана именно воинственным горцам. Другие авторы утверждают, что они «прославились» не столько подвигами на поле брани, сколько мародёрством.

Приведу лишь несколько примеров оценки деятельности воинских подразделений дивизии. На просторах Рунета встречал утверждение, что Чеченский полк участвовал в знаменитом Брусиловском прорыве в мае-июне 1916 года. В ночь на 30 мая чеченские всадники под яростным огнём противника якобы переправились через Днестр, который разделял противоборствующие армии и закрепились на берегу. Этот плацдарм они сумели удержать до подхода главных сил армии и тем самым обеспечили успех операции в целом.

За этот подвиг император Николай II лично вручал героям Георгиевские кресты. Кстати, о наградах. Георгиевскими кавалерами стали более трёх с половиной тысяч горцев из числа «Дикой дивизии». Причём первое время на награде для мусульман изображался не Георгий Победоносец (христианский святой) на коне, а двуглавый орёл – символ Российской империи. Но горцы выражали недовольство и просили награждать их «джигитом», а не «птицей». Пришлось пойти им навстречу.

А вот другие авторы утверждают, что вклад «Дикой дивизии» в Брусиловском прорыве был минимальным. Кто прав – судить не берусь. Но всё же, все отмечают безрассудную храбрость кавказцев.

Впрочем, бесстрашие и презрение горцев к смерти имели и негативные последствия. При штатной численности дивизии в 3.450 сабель, за два с небольшим года службув ней прошли около десяти тысяч человек. Нетрудно подсчитать, какой процент потерь был в дивизии.

С другой стороны, не стоит и преувеличивать роль «Дикой дивизии» в Первой мировой войне. Действительно, она прекрасно подходила для лихих кавалерийских рейдов. Но очень скоро эта война стала позиционной, когда солдаты многие месяцы не вылезали из одного и того же окопа. И такие воинские подразделения стали просто не нужны.

Зато «Дикая дивизия» сыграла огромную пропагандистскую роль. Слухи о появлении бесстрашных горцев на том или ином участке фронта неизменно приводили к панике в стане противника. Немцы и австрийцы называли бойцов этой дивизии «дьяволами в мохнатых шапках».

Судя по всему, в сознании европейцев и ранее был укоренён образ дикого азиатского всадника с саблей, не знающего ни страха, ни пощады врагам. Надеюсь, что это отличалось от реальности не так уж и сильно.

Источники:

http://russian7.ru/post/dikaya-diviziya-kak-500-chechencev-unichtozhi/
http://pikabu.ru/story/dikaya_diviziya_2877715
http://zen.yandex.ru/media/id/5b78341a6cf6c700aa7e110b/5c3863a987b8d700aa62928f

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector