Человек, который не знал страха. Онлайн чтение книги сильные духом (это было под ровно) глава девятнадцатая

Онлайн чтение книги Сильные духом (Это было под Ровно)
ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

Альфред Функ носил звание оберфюрера СС. До назначения на Украину он был «главным судьей» в оккупированной немцами Чехословакии и безжалостно расправлялся с чешскими патриотами. Здесь, на Украине, Функ продолжал свое кровавое дело с еще большим усердием. По его приказам поголовно расстреливались заложники, чинилась зверская расправа в тюрьмах и концлагерях, гибли тысячи неповинных людей.

В связи с убийством Геле и Кнута и ранением Даргеля Функ, оставшийся единственным заместителем имперского комиссара, издал приказ о расстреле всех заключенных в ровенской тюрьме. Тогда и было решено казнить этого палача.

Акт возмездия намечался на другой день после похищения Ильгена. Нельзя было давать гитлеровцам опомниться. Валя Довгер и Ян Каминский, Николай Струтинский и Терентий Новак со своими товарищами тщательным образом готовили эту новую операцию Николая Ивановича Кузнецова.

Альфред Функ имел привычку ежедневно по утрам, за десять минут до начала работы, бриться в парикмахерской близ помещения главного суда. Парикмахер, местный житель, оказался преданным советским патриотом. На предложение Яна Каминского помочь партизанам он ответил безоговорочным согласием. Было условлено, что, как только генерал войдет в парикмахерскую, парикмахер отодвинет одну из занавесок на окне. Это послужит знаком Каминскому, который подаст сигнал Кузнецову.

В то самое утро, когда гитлеровцы сбивались с ног в поисках партизан, похитивших Ильгена, когда по городу шли массовые облавы, Николай Иванович сидел, развалившись в кресле, на втором этаже здания главного суда, в приемной оберфюрера СС Функа.

Он пришел сюда в тот момент, когда главный судья усаживался в кресло парикмахерской. В приемной была только секретарша, и Кузнецов «беспечно» болтал с ней, поглядывая в окно. Из окна было видно, как прогуливается по улице Ян Каминский.

Каминский, в свою очередь, не спускал глаз с занавески парикмахерской. Как только она отодвинулась, он подал условный знак Кузнецову. «Заметит или не заметит? А вдруг Кузнецов в это время как раз и не посмотрел в окно…» Каминский решил на собственный страх и риск «удлинить» сигнал: снял фуражку и принялся усердно чесать голову. Он делал это с таким ожесточением, что внушил тревогу Николаю Ивановичу. Что могло случиться? Не является Функ? Но тогда Ян не давал бы вообще никакого сигнала. «Ага, — сообразил Кузнецов, — Функ приехал, но, вероятно, не стал бриться и направляется прямо сюда».

Кузнецов за веселой болтовней успел назначить секретарше свидание. Он попросил ее принести свежей воды — хочется пить, — и девушка услужливо побежала с графином. То, что вода находится на первом этаже, Кузнецову было известно заранее.

Когда секретарша вернулась, обер-лейтенанта в комнате не было. В ту же минуту мимо нее прошел в свой кабинет генерал Функ.

Функ снял плащ, повесил фуражку, подошел к столу и уже взялся за кресло, как услышал за спиной:

— Не трудитесь, генерал. Сидеть не придется.

Функ не успел обернуться, как обер-лейтенант приблизился к нему со словами: «Прими, гадина, за кровь и слезы невинных людей» — и дважды выстрелил в упор.

Палач упал. Кузнецов бросился к столу, схватил лежавшие там бумаги и быстро вышел из кабинета. Он прошел мимо обезумевшей секретарши и стремительно спустился по лестнице.

У парадного подъезда стояли два грузовика с карателями. Очевидно, машины только что прибыли. Гитлеровцы с удивлением глядели на окна второго этажа, откуда раздались выстрелы.

Кузнецов остановился, как и каратели, посмотрел на окна главного суда и спокойно ушел. Когда раздались крики и гестаповцы, соскочив с машин, бросились в здание, Кузнецов был уже за углом, во дворе. Перемахнув забор, он оказался в переулке, где его ждала машина.

— Коля, газ! — крикнул Николай Иванович Струтинскому, захлопывая дверцу.

Ян Каминский в нарушение данного ему приказа ушел не сразу после того, как подал сигнал Кузнецову. Он оставался на улице и видел, как вышел из здания суда Николай Иванович, как затем весь квартал был оцеплен гестаповцами и фельджандармерией, как, окружив дом плотным кольцом, фашисты лазали по крыше и чердаку в поисках партизан и наконец вывели из помещения суда десятка два сотрудников, в том числе и офицеров, которых сразу же увезли в гестапо.

А Кузнецов и Струтинский были уже далеко за городом.

Человек, который не знал страха

НАСТРОЙКИ.

СОДЕРЖАНИЕ.

СОДЕРЖАНИЕ

Человек, который не знал страха

Имя легендарного советского разведчика Героя Советского Союза Николая Ивановича Кузнецова навечно вошло в летопись боевой славы нашей Родины. В годы Великой Отечественной войны, действуя под видом немецкого офицера, он выполнял в тылу врага сложные и дерзкие разведывательные и диверсионные операции, проявляя при этом необычайную храбрость, отвагу и находчивость. Кузнецов добывал ценные для советского командования разведывательные данные, включая сведения, которые имели стратегическое значение. В содружестве с подпольщиками и партизанами он совершал акты возмездия в отношении гитлеровских генералов и функционеров, осуществлявших на оккупированной советской территории изуверскую тактику геноцида и выжженной земли.

Читать еще:  Корректор пони 3 с новой прической. Игра Пони креатор v3 с новой прической free

Подвиги, совершенные Николаем Кузнецовым, потрясают воображение. На протяжении семнадцати военных месяцев он жил среди врагов как их соплеменник, и никто из гитлеровцев не заподозрил в лейтенанте Зиберте советского разведчика.

Блестящее знание немецкого языка, немецкой культуры, истории, традиций, нравов и обычаев германской военщины, великолепная память и редкий дар перевоплощения позволили Кузнецову слиться с окружающей его чужеродной средой, более того – завоевать в ней авторитет. Ему удавалось добиваться доверия, казалось, самых бдительных гитлеровских служак и даже представителей фашистской элиты. Так, рейхсканцлер Украины, один из ближайших сатрапов Гитлера Эрих Кох во время первой же (и последней) встречи с Кузнецовым-Зибертом поверил, что они якобы встречались до войны в Восточной Пруссии, где, кстати, Кузнецов никогда не был. Растроганный воспоминаниями, Эрих Кох выдал «старому знакомому» тайну государственной важности – рассказал о намерении Гитлера развернуть летом 1943 года наступление в районе Курска и Орла. Другой гитлеровец, профессиональный разведчик майор фон Ортель, не только не усомнился в подлинности личности Зиберта, – он был восхищен «арийскими» качествами этого «лейтенанта-фронтовика». После многочисленных бесед и встреч фон Ортель предложил лейтенанту Зиберту перейти к нему на службу и принять участие в секретной операции, которая готовилась по прямому указанию Гитлера. Позднее выяснилось, что речь шла об организации покушения на глав правительств СССР, США, Англии, когда в конце ноября 1943 года они соберутся в Тегеране на первую конференцию на высшем уровне.

Гитлеровской контрразведке так и не удалось идентифицировать Николая Кузнецова. Советский разведчик погиб в первых числах марта 1944 года при столкновении с подразделением местных националистов в районе села Боратин Бродовского района Львовской области. Место его гибели было обнаружено лишь после многолетних поисков. Останки героя захоронены на Холме Славы во Львове.

О жизни и подвигах Николая Кузнецова написана не одна книга в Советском Союзе, ему посвящены пьесы и кинофильмы, о нем сложены песни, в нескольких городах ему поставлены памятники, его имя носят пионерские отряды и дружины, улицы и площади ряда городов и сел.

Широко известно имя Николая Ивановича Кузнецова и за рубежом. Жизни и деятельности Н. Кузнецова посвящена, в частности, книга югославского писателя Бранко Китановича,[1] перевод которой под названием «Человек, который не знал страха» представляется ныне советскому читателю.

Эта книга вызвала в Югославии большой интерес. За шесть лет, прошедших со времени первого издания, повесть Б. Китановича о Н. Кузнецове издавалась там семь раз. Кроме того, она публиковалась с продолжением в одной из популярных белградских газет и в одном из журналов города Любляны, столицы югославской республики Словении (в данном случае на словенском языке). Следует также отметить, что книга Б. Китановича была издана в ряде стран в переводе на соответствующие языки.

Б. Китанович, основываясь на советских и зарубежных публикациях, показывает важнейшие этапы жизни советского разведчика, подчеркивая и выделяя его высокие идеалы и выдающиеся морально-боевые и профессиональные качества.

Николай Кузнецов предстает перед читателем как пламенный патриот, который видит цель своей жизни в том, чтобы защитить свободу и независимость Отчизны. Это качество Н. Кузнецова проявляется во всем – в словах и в делах. О готовности отдать свою жизнь за Родину, если этого потребует обстановка, он пишет в письме брату Виктору, в письме-завещании, которое оставил своему командиру Д. Медведеву с пометкой: «Вскрыть в случае моей гибели». Готовность к самопожертвованию Н. Кузнецов многократно демонстрировал своими дерзкими и рискованными разведывательными и диверсионными операциями.

Оценивая личность советского разведчика, Б. Китанович приходит к выводу, что Николая Кузнецова можно отнести к числу тех героев, которые у каждого народа олицетворяют вехи исторического развития, становятся бессмертными символами героизма и мужества.

Николай Кузнецов в повести Б. Китановича показан не только пламенным патриотом. Это также и последовательный интернационалист, отчетливо понимающий классовую сущность Великой Отечественной войны, всей второй мировой войны, свою роль и место в этой борьбе. Ему было очень нелегко носить на себе ненавистный мундир гитлеровского офицера, выслушивать словоизлияния фашистских выродков, бесчестивших советскую землю и истязавших советских людей. Но он понимал, что все это надо было вынести, что его работа нужна не только его Родине, но и родине тех честных немцев, которые не склонили головы перед фашизмом и крайне нуждались в бескорыстной помощи; его работа была нужна всем народам, порабощенным гитлеровскими захватчиками.

Автор использует различные средства и приемы, чтобы подчеркнуть интернационалистский дух деятельности Н, Кузнецова. Прежде всего он отмечает, что среди соратников Н. Кузнецова были люди различных национальностей, включая представителей других государств. Со всеми интернационалистами у Н. Кузнецова были самые товарищеские отношения. Правда, надо отметить, что интернациональный аспект пока еще не получил должного отражения в публикациях о Н. Кузнецове.

Заслугой Б. Китановича является его стремление показать деятельность Н. Кузнецова на широком историческом фоне Великой Отечественной войны.

Может быть, не во всех случаях то, что делали Н. Кузнецов, Д. Медведев, А. Лукин, С. Стехов и другие советские разведчики в тылу врага, сопоставимо с понятиями стратегического значения. Но не подлежит сомнению, что приводимые Б. Китановичем в его книге сведения об итогах основных битв Красной Армии периода 1941–1944 годов, отдельные факты об отношениях между СССР, США, Англией, об отношениях между Германией и Японией позволяют взглянуть на деятельность советских разведчиков с позиций большой политики, полнее и глубже осознать их немалый вклад в победу над врагом.

Читать еще:  Двуязычный договор на проектирование металлоконструкций образец. Пример договора на проектирование вентиляции

В русское издание книги Б. Китановича, с согласия автора, были внесены некоторые изменения в виде сокращений отдельных эпизодов, выходящих за рамки основной темы произведения, уточнений отдельных фактов, имен и событий. Вместе с тем и в нынешнем варианте повести советский читатель может встретить отдельные несовпадения с версиями советских авторов, писавших или пишущих о Николае Кузнецове. Это обстоятельство не должно вызывать удивление. Повесть Б. Китановича – художественное произведение, в котором автор, используя литературные изобразительные средства и следуя объективной фабуле сюжета, освещает отдельные события так, как они ему представляются в силу логики их развития и с учетом особенностей восприятия югославских читателей.

В главном своем содержании повесть Б. Китановича «Человек, который не знал страха» правдиво отражает одну из страниц деятельности советской разведки в годы Великой Отечественной войны 1941– 1945 годов. Эта книга воскрешает в памяти советских и югославских людей те времена, когда наши народы вместе боролись против фашизма и навечно скрепили совместно пролитой кровью свою нерушимую дружбу и братство.

Крах «Тайфуна» и расправа над генералами

Новый, 1942 год принес Гитлеру большие неприятности. Такое случилось с ним впервые за восемь лет, что он был у власти. С восточного фронта пришла весть о крахе операции «Тайфун», по плану которой немецкие войска должны были выйти к стенам древнего Кремля. В ночь на 3 января 1942 года начальник генштаба сухопутных войск вермахта[2] генерал Гальдер доложил Гитлеру, что противник обратил их войска в паническое бегство. Дрогнула та самая армия, на которую фюрер возложил «святую миссию» промаршировать по улицам Москвы и встретить

Дмитрий Медведев — Сильные духом (Это было под Ровно)

Желание казаться старше выработало у Саши привычку морщить лоб и какую-то особую сдержанность. Явившись ко мне, он деловито справляется, когда и куда нам предстоит лететь. Что его участие в отряде — вопрос решенный, это для Саши вне сомнений.

— А ребят возьмете? — спрашивает он, имея в виду наших брянских партизан, и тут же советует: — Хорошо бы Дарбека Абдраимова, и еще найдется человек двадцать. Списочек я вам составлю…

Вскоре приходит майор Пашун, начальник штаба отряда, за ним майор Стехов, назначенный заместителем командира по политической части. Он подтянут, тщательно выбрит. В армии Стехов недавно, но чувствует себя уже кадровым военным. Он охвачен тем же нетерпением, что и мы с Твороговым.

— Местом базирования отряда намечены леса в районе города Ровно, — объясняю я, отвечая на вопрос Творогова. — Выбор не случайный. В Ровно фашисты устроили «столицу» оккупированной ими территории Украины. В этой «столице» находится со своим рейхскомиссариатом наместник Гитлера, имперский комиссар Эрих Кох, здесь сходятся все нити управления гитлеровцев на украинских землях.

— Почему именно здесь? — спрашивает Творогов. — Почему не в Киеве?

— Они, видимо, полагают, что в Ровно, за полторы тысячи километров от фронта, им будет спокойнее. Ведь Западная Украина — это, если можно так выразиться, младшая сестра в нашей большой советской семье. Не год, не два, а много лет она находилась на чужбине. Здесь долгое время хозяйничали австрийцы, а после первой мировой войны — польские паны. Сохранилось кулачество, бывшие помещики с их прихвостнями; сохранились осколки петлюровцев, буржуазных националистов и другие матерые враги нашей Родины. Эти люди, верные своей подлой натуре, служат теперь гитлеровцам. Поэтому-то гаулейтер Кох предпочитает сидеть в Ровно, а не в Киеве. Но и здесь ему не должно быть покоя.

Все согласились, что следует включить в отряд несколько уроженцев Западной Украины, хорошо знающих ее. Найти и подобрать этих товарищей было поручено Творогову.

…Наш отряд — пока еще московский — рос не по дням, а по часам. Люди шли и шли — мы со Стеховым не успевали принимать всех желающих. Каждый из новичков просил к тому же, чтобы приняли в отряд одного-двух его знакомых. Иногда эти знакомые звонили и являлись сами.

Так, позвонил мне однажды молодой человек, назвавшийся доктором Цессарским. Он явился сразу же после телефонного звонка и заявил, что просит зачислить его в отряд.

— Вы очень молоды для врача, — сказал я, выслушав его просьбу.

— Я окончил медицинский институт. Будучи студентом, практиковался в институте имени Склифосовского.

— Да. Знаю полевую хирургию.

— Это хорошо, что вы хирург, но нам нужен врач по всем болезням, да такой, чтобы в него бойцы верили…

— Понимаю… Хвалить себя трудно. Спросите обо мне товарищей из отряда, они меня знают.

— Шмуйловский, Селескериди, Базанов — многие. От них я и узнал, что вы формируете отряд.

Я внимательно рассматривал своего собеседника. Высокий, стройный юноша с темными вьющимися волосами, правильные черты лица… Держался он просто, с достоинством, и только глаза выдавали глубокое внутреннее волнение, с каким он ждал моего ответа. Юноша мне нравился. Я чувствовал, как искренне стремится он на опасный участок борьбы с врагами.

Я готов был уже согласиться, но меня остановило то, что молодой врач стоял передо мной в военной форме — в шинели с петлицами и пилотке.

— Вы служите в армии?

— Да. В первые дни войны я подал заявление в Московский комитет комсомола. Просил направить на фронт, а меня взяли да и заперли во внутренние войска.

Читать еще:  Создаем эффект «свечения» в декупаже на деревянных заготовках

— Но теперь вас оттуда не отпустят!

— По вашему ходатайству… — Юноша замялся. — Я не хочу сидеть в тылу. Очень прошу вас добиться…

Через полчаса я был в кабинете командующего внутренними войсками, генерал-полковника.

— Врач Цессарский из вашей дивизии просится в отряд полковника Медведева, — сказал кому-то по телефону генерал, пробегая глазами рапорт Цессарского. — Как вы на это смотрите?

Выслушав ответ, он решил:

— Здесь можно сделать исключение.

И написал на рапорте: «Откомандировать Цессарского в распоряжение тов. Медведева».

…Подготовка отряда заняла около месяца. В окрестностях Москвы, в лесу, был разбит лагерь. Живя там, мы ежедневно тренировались в стрельбе, изучали тактику. Вблизи лагеря находилось озеро, и, воспользовавшись этим, мы стали практиковаться в постройке плотов, переправлялись на них с берега на берег.

В свободные часы разучивали песни. Не просто пели, а именно разучивали. Большими энтузиастами и мастерами этого дела оказались Цессарский и его друг Гриша Шмуйловский. Они как никто любили песню, понимали в ней толк, а главное — отдавали себе отчет в том, что она должна сослужить хорошую службу в нашей партизанской жизни. Они так и говорили: «Нужно взять с собой туда побольше песен!»

Цессарский появлялся в лагере только по вечерам. Целыми днями он носился по городу, запасаясь в больших количествах перевязочным материалом, медикаментами — всем, что могло понадобиться с первого же дня пребывания во вражеском тылу…

Впоследствии я узнал еще об одном занятии, которому наш доктор посвящал это время. Он совершенствовался в хирургии, читал медицинские книги, консультировался у профессора своего мединститута. Шутка ли — ему предстояло быть врачом по всем болезням.

Как командир отряда, я пользовался каждым случаем, чтобы поговорить с людьми о предстоящей нам жизни. Полугодовой опыт командования партизанским отрядом в Брянских лесах позволял предвидеть условия, в которых придется работать, трудности, которые нас ожидают. Я рассказывал о них товарищам, ничего не утаивая, предупреждая о лишениях, о постоянном риске, с которым связана жизнь партизана. И видел по глазам молча слушавших людей, что опасности и лишения ни в ком не вызывают страха.

Перелететь сразу в намеченное место, в Сарненские леса Ровенской области, оказалось делом весьма трудным. Сарненские леса были слишком далеко. Лететь над оккупированной территорией можно только ночью, а весной ночи короткие: самолет не успеет затемно сделать рейс и вернуться обратно. К тому же появление советских самолетов могло привлечь внимание гитлеровцев к Сарненским лесам, и это сразу же подвергало отряд большой опасности. Мы решили поэтому лететь ближе — не в Сарненские, а в Мозырские леса, оттуда к месту назначения добираться пешком. Наметили для приземления район села Мухоеды, расположенного на границе Ровенской области.

В конце мая вылетела первая группа из четырнадцати человек. Во главе группы полетел Саша Творогов. В списках бойцов отряда он стоял первым.

— Что бы ни случилось, мы встречаемся у села Мухоеды, — предупредил я его перед вылетом.

Через два дня пришла радиограмма, в которой Творогов сообщал, что вместо Мозырских лесов группа оказалась южнее Житомира. Это почти за триста километров! Мало того, местность оказалась безлесной, укрыться негде.

Еще через день Саша сообщил о своем решении, невзирая ни на какие трудности, пробираться в Мозырские леса, к назначенному месту сбора. Во время передачи этого сообщения связь неожиданно прервалась.

Мы ждали день, два, три — связи все нет и нет. Что могло случиться?

Решили отправить вторую группу. Виктору Васильевичу Кочеткову, возглавившему ее, было поручено во что бы то ни стало разыскать Творогова и обеспечить прием всего отряда. Но и на этот раз нас подстерегала неудача: Кочетков и его товарищи оказались тоже не у села Мухоеды, а севернее на двести километров.

Спустя некоторое время, однако, Кочетков радировал со станции Толстый Лес. Это на железной дороге Чернигов — Овруч, в тридцати километрах от Мухоед. Кочетков сообщал, что там он остановился и организует сигналы для приема новой группы парашютистов.

Настроение поднялось. Третья группа во главе с начальником штаба отряда Пашуном вылетела к Толстому Лесу. В составе этой группы не было радиста — их у нас не хватало, — но зато в звене были два партизана, хорошо знавшие и Мозырские леса, и даже самую станцию Толстый Лес.

Мы сообщили Кочеткову, чтобы он встречал самолет кострами.

«Костры зажег», — ответил Кочетков.

Всю ночь я ходил по комнате из угла в угол, не в силах ни спать, ни даже присесть, поминутно смотрел на часы, и, вероятно, именно поэтому время тянулось особенно медленно. С наступлением рассвета ожидание стало еще более мучительным. Чем светлее становилось утро, тем тревожнее делалось на душе. Когда наконец с аэродрома сообщили желанное «прилетели», я почувствовал, насколько выбился из сил за одну эту ночь.

— Все в порядке, — доложил пилот. — Парашютисты сброшены на сигналы у станции Толстый Лес.

Но в то же утро Кочетков радировал, что никакого самолета не было, хотя костры горели всю ночь. Что за наваждение? Значит, опять не туда сбросили людей! Радиста у Пашуна нет, стало быть, и вестей от него ждать нечего.

Источники:

http://librebook.me/silnye_duhom__eto_bylo_pod_rovno/vol3/19
http://booksonline.com.ua/view.php?book=107673
http://nice-books.ru/books/proza/o-vojne/page-3-239610-dmitrii-medvedev-silnye-duhom-eto-bylo-pod-rovno.html

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector