Вооружение французского иностранного легиона. Живая легенда — Французский Иностранный Легион

Французский Иностранный легион сегодня

Французский Иностранный легион – это уникальное элитное воинское подразделение, входящее в состав вооруженных сил Франции. На сегодняшний день он насчитывает более 8 тысяч легионеров, которые представляют 136 государств мира, в том числе и Францию. Единым для всех них является служение Франции на высоком профессиональном уровне.

Создание легиона связано с именем короля Луи Филиппа I, который в 1831 году подписал декрет о создании единого воинского подразделения, в состав которого должны были войти несколько действующих полков. Основная цель нового формирования заключалась в выполнении боевых задач за пределами французских границ. Для осуществления командования набирались офицеры из армии Наполеона, а в солдаты принимали не только уроженцев Италии, Испании или Швейцарии, но также и французских подданных, у которых были определенные проблемы с законом. Таким образом, французское правительство избавлялось от потенциально опасных людей, которые не только обладали значительным боевым опытом, но и могли воспользоваться им в условиях политической нестабильности внутри государства.

Такая политика короля была весьма логичной. Дело в том, что легионеров готовили для проведения масштабной кампании по колонизации Алжира, что требовало большого количества войск. Но в то же время, Франция не могла отправить в Африку своих подданных. Именно поэтому и вербовались в легион иностранцы, проживавшие в окрестностях Парижа.

Примерно на тот же период времени приходится и возникновение традиции не спрашивать настоящих имен новых солдат. Многие отчаянные люди имели возможность начать жизнь заново, избавившись от криминального прошлого.

На сегодняшний день правила легиона также допускают анонимный прием солдат. Как и прежде добровольцев не спрашивают ни имени, ни страны проживания. Через несколько лет службы у каждого легионера возникает возможность получить гражданство Франции и начать абсолютно новую жизнь с новым именем.

Надо отметить, что первое правило легионеров – никогда не сдаваться. Начало этой традиции было положено еще в 1863 году, когда три легионера удерживали более 2 тысяч хорошо вооруженных солдат мексиканской армии. Но, взятые в плен, благодаря своей отваге и доблести они вскоре с почестями были отпущены.

Как и в момент своего основания Французский Легион находится под непосредственным контролем главы государства.

Современный Иностранный легион состоит из танковых, пехотных и саперных подразделений. В его структуру входит 7 полков, среди которых и знаменитый парашютно-десантный со спецназом GCP, одного специального отряда, одной полубригады и одного учебного полка.

Дислоцируются подразделения легиона на Коморских островах (остров Майотта), в Северо-Восточной Африке (Джибути), на Корсике, во Французской Гвиане (Куру), а также непосредственно во Франции.

Особенностью Французского легиона является то, что в него не допускаются женщины. Контракты предоставляются исключительно мужчинам в возрасте 18-40 лет. Первоначально контракт заключается на 5 лет. Все последующем контракты можно заключить на сроки от полугода до 10 лет. В первую пятилетку можно достичь звания капрала, а вот офицером может стать только человек с французским гражданством. Основной состав офицеров подразделения – это, как правило, кадровые военные, которые окончили военные учебные заведения и выбрали в качестве места службы легион.

Поскольку во многих странах мира наемничество считается уголовно наказуемым деянием, то пункты набора существуют исключительно во Франции. Для всех желающих вступить в легион проводится тестирование, которое включает в себя три этапа: психотехнический, физический и медицинский. Кроме того, отдельно с каждым рекрутом проводится собеседование, в ходе которого необходимо четко и правдиво рассказать свою биографию. Собеседование проводится в три этапа, и каждый новый этап является повторением предыдущего. Таким образом, проводится своеобразная проверка «на вшивость».

Иностранных добровольцев можно легко узнать по белым головным уборам, правда, его носят только рядовые. Цвета подразделения – зеленый и красный.

На сегодняшний день в легионе проходят службу около 7 с половиной тысяч солдат. Подготовка солдат позволяет им вести операции в условиях джунглей, темного времени суток. Обучены они проводить специальные операции по обезвреживанию террористов и спасению заложников. Главная же задача легионеров на сегодняшний день состоит в предотвращении военных действий. Они призваны проводить эвакуацию населения из зоны боевых действий, оказывать гуманитарную помощь, восстанавливать инфраструктуру в регионах стихийных бедствий.

Так, существует информация, что Французский иностранный легион оказывал серьезную поддержку в проведении наземной операции во время событий в Ливии. В августе 2011 года легионерам удалось ликвидировать базу снабжения горючим и продовольствием, которая была основной для войск Каддафи. По некоторым данным, несколько рот легиона были перекинуты вЛивию из Туниса или Алжира. Немногим ране, в районе Эз-Завии Иностранный легион с небольшими потерями сумел ворваться в центр города, обеспечив свободный доступ к нему бойцам из Бенгази. Командование легиона рассчитывало поднять на восстание берберское население, однако сделать это не удалось.

Участие Французского легиона в ливийской войне всячески отрицается официальными властями Франции, несмотря на то, что пресса активно обсуждает этот вопрос. Такая позиция Парижа вполне понятна, поскольку любое вторжение на территорию Ливию противоречило бы резолюции ООН относительно этого государства, в которой говорится только о закрытии воздушного пространства. Подобная ситуация уже была раньше, когда в 1978 году в Заире правительство Франции признало, что Иностранный легион принимал участие в военном конфликте только после того, как легионеры выполнили возложенную на них миссию.

«Арабская весна» показала, что иностранные военнослужащие присутствуют во многих зонах конфликта. Кроме Ливии, Французский легион принимал участие и в военных действиях на территории Сирии. Так, в Хомсе было арестовано 150, а в Задабани – 120 французских легионеров, в основном десантников и снайперов. И хотя никто не может подтвердить, что это были именно легионеры, такое предположение вполне логично, поскольку данное подразделение комплектуется из граждан не только Франции, но и других государств. Таким образом, Франция опять имеет возможность утверждать, что в Сирии французских граждан не присутствует.

Еще одно место, где также отметился Французский Иностранный легион – это конфликт, который разгорелся в Кот д`Ивуаре. Складывается такое впечатление, что Франция поставила перед собой цель создать для себя самый агрессивный образ на всем европейском континенте. Очень часто Париж начинает игру «по-крупному», не считаясь с интересами своих союзников по Североатлантическому альянсу. Так, в апреле 2011 года французские парашютисты заняли аэропорт экономической столицы Кот д`Ивуара Абиджан. Таким образом, общая численность военного французского корпуса, находящегося там, составила порядка 1400 человек.

Общая численность миротворческого контингента ООН в этой стране составляет 9 тысяч человек, из них французов было всего 900 человек. Франция самостоятельно приняла решение об увеличении численности своего военного корпуса, не согласовав действий с руководством ООН. Основа военного корпуса французов – военные Иностранного легиона, которые уже на протяжении нескольких лет принимают участие в операции «Единорог». Кроме того, французское правительство заявило, что прибывший в Кот д`Ивуар контингент проводит координацию действий с войсками unoci, таким образом фактически признавая, что помимо «Единорога», Франция проводит и свою самостоятельную операцию на территории страны.

Таким образом, французский Иностранный легион отправляют в те районы, где Франция стремится защитить свои интересы в рамках или «под прикрытием» Евросоюза или Североатлантического альянса, а также туда, где существуют определенные исторические обязанности или угроза жизни французских граждан.

Читать еще:  Уваров, граф сергей семенович. Министр народного просвещения Сергей Семёнович Уваров

Рассказ Белоруса, отслужившего во французском иностранном легионе (23 фото)

— У меня складывается ощущение, что я последний патриот Беларуси, — говорит Александр. — Друзья крутят пальцем у виска, мол, тебе-то хорошо, приезжаешь на побывку с деньгами, ни о чем не думаешь, отдыхаешь и обратно в теплое местечко. Вот поживи годик, почувствуй, каково это.

Александр считает, что деньги можно зарабатывать везде. Его окружение на родине — успешные люди, со своими бизнесами и высокими доходами. Не интересует небольшой заработок и нашего собеседника: ни средняя французская зарплата для наемного работника низшего звена в 1200 евро, ни пресловутые «по 500» в Беларуси. Однако молодой бизнесмен пока не уезжает, ждет, когда «сойдутся звезды». В Париже у него с компаньоном охранная фирма, которую он создал после службы в Легионе. Дела идут хорошо: на Лазурном берегу ребята стерегут роскошные виллы и сопровождают толстосумов в поездках по курорту, в столице выполняют другие заказы. На следующий день после нашего разговора фирма Александра охраняла очередь за новым iPhone.

Двадцатилетним пацаном он ушел служить в Иностранный легион. Как и многие в те годы, исключительно за длинным рублем: платили поначалу хорошо, 1500 евро в месяц плюс премии. Боевые командировки идут по двойному тарифу — таковых у белоруса случилось четыре за пять лет службы. Горячие точки: Кот-д’Ивуар, Габон, Джибути. Французская республика продолжает охранять спокойствие в своих бывших колониях и протекторатах. Со временем зарплата выросла, хоть и незначительно: если в 2002-м полторы тысячи внушали уважение и казались огромными деньжищами, то тысяча семьсот спустя пять лет — уже нет.

— Конечно, в Легион идут по разным причинам, — продолжает Александр. — Украинцы и молдаване — за деньгами и французским паспортом, европейцы — «почувствовать жизнь», «стать мужиком». Правда, с гражданством армия манипулирует: теоретически после трех лет службы ты имеешь право оформить вид на жительство, на практике же все зависит от начальства. В моем случае меня пытались заставить подписать контракт еще на два года сверх пятилетнего срока службы взамен отправки досье на рассмотрение. К счастью, все обошлось — я оформил «десятилетку» (вид на жительство), после которой никаких проблем с получением полноценного паспорта нет.

Впрочем, на многих такое нехитрое манипулирование действует. Во многом благодаря изолированности службы в Легионе: интернета нет, в город не выйдешь из-за регулярных (дважды в день) проверок, пользование телефоном — только с разрешения начальства. — Солдаты теряются: кем стать после службы? Ждет ли кто на гражданке? Не стану ли бомжом? Так многие подписывают бумаги и остаются в армии. Это самоподдерживающаяся система — командиры, сами бывшие солдаты, искренне верят в отсутствие какой бы то ни было жизни за забором части и лепят точно такое же сознание в подчиненных. В армии тупеешь, замыкаешься, и рука сама тянется к ручке подписать договор.

Александр и его брат мечтали о Легионе. Время было такое: читали книги о восточных единоборствах, много занимались спортом, знали о «солдатах удачи» — выбор того, чем заниматься в ближайшие годы жизни, казался очевидным. Родители тоже не останавливали: братья с детства были самостоятельными, а отец-военный и вовсе «все понимал». — В Легион может попасть любой человек до 40 лет, — продолжает наш собеседник. — Нужны здоровье, хорошие результаты психологического тестирования и умение быстро бегать. В мои годы необходимо было сделать определенную дистанцию за 12 минут, сейчас экзамен сдается по челночному бегу. Медосмотр же не отличается от нашего военкоматского, а физическую форму все набирают буквально за 3—4 месяца учебки.

Александр говорит, что служить было морально сложно, но интересно. Отсутствие женщин (вместо них начальники, которые постоянно орут, заставляют отжиматься и убирать в казарме), бесконечные тренировки и ночные подъемы, мало времени для сна. Тем не менее, легионерам положено 9 недель отпуска каждый год: за время службы Александр 12 раз съездил на побывку в Минск. — Французскому в Легионе учат, но система очень интересная. Все солдаты разделяются на группы по 2—3 человека, минимум один из которых владеет языком. На него возложена задача натаскивать подопечных. Язык «хватается» сам, на практических занятиях: вот вбегает офицер и кричит «Бежать!», «Ползти!», «Копать окоп!». Твой «учитель» знаками, да как угодно, объясняет тебе, какая задача поставлена, ты закрепляешь слова в голове.

Из Легиона можно уйти в любой момент. Многие выдерживают только полгода, год, а потом покидают часть навсегда — солдат никто искать и заставлять вернуться не будет. Теоретически есть вероятность отказаться и от поездок в горячие точки, но на практике таких случаев Александр не помнит. — Солдату нужны медали, двойная зарплата, романтика, приключения, Африка и тепло, — уверяет собеседник. — Никому и в голову не приходит отказаться от настоящих приключений ради статуса казарменной крысы. Люди, приходящие на призывной пункт десантного полка, примерно представляют, чего они хотят от жизни и что она им может подкинуть. Да, изначально можно выбрать инженерные войска — получить права на работу трактористом и делать взлетно-посадочные полосы; или стать минером — служба легче, но и зарплата ниже.

То, что в Легион зачастую шли преступники — «обнулить жизнь», — правда. Но правда и то, что после вхождения Легиона в регулярную французскую армию правила ужесточились. Раньше здесь ждали кого угодно, даже убийц («Ты убийца? Отлично, будешь убивать!»), людей с выдуманными фамилиями… Но с некоторых пор властям Франции удобнее не разбираться с проблемами подобных элементов, которые они приносят с собой, а брать людей с чистой биографией. — Могут не взять, например, боксера. Зачастую у спортсменов индивидуальных видов завышенная самооценка и хорошая подготовка. Что будет, если к нему подойдет командир и скажет: «Ты, г…но, иди убирай сортир!» — а тот в ответ начнет его бить? На войне котируются командные виды спорта, потому что война — это команда. В общем, волейболиста возьмут с большей вероятностью, чем кикбоксера или борца. Смерти Александр не боялся. Зато страх перед прыжками так до конца не преодолел: — У военных стоит задача максимально быстро забросить солдат на точку. Прыжок с трехсот метров на военном парашюте по скорости падения равнозначен прыжку со второго этажа, с плохими погодными условиями заканчивается разбитыми головами и поломанными костями. Боль начальство не интересует: ты солдат, робот, твоя задача воевать.

Деньги у солдат копятся, да не у всех. У Александра получилось собрать круглую сумму, вернуться в Минск и купить квартиру. Потом, на волне высокого спроса на недвижимость, выгодно ее продать, одолжить еще несколько десятков тысяч и купить коттедж. Правда, жизнь вне части оказалась совсем иной: побыв в Беларуси меньше года, он вновь вернулся во Францию и попытался заняться бизнесом. — Сейчас в нашей охранной фирме работает около сотни человек, — продолжает Александр. — В основном русские, украинцы, есть чеченцы, белорусы. Многие бывшие легионеры, как и я. Легион в этом случае выступает большой семьей с крепкими связями, которые остаются таковыми и за пределами части. Многие люди, закрыв контракт с армией, обращаются ко мне: стать охранником — быстрый способ социализации и нахождения себя в гражданской жизни.

Наконец мы подходим к самому сложному вопросу — тяге к возвращению в Беларусь. У Александра много человеческих эмоций, связанных с родиной: друзья, родители, привычная жизнь в Минске, — но есть и логические доказательства необходимости завязывать с Францией. — Франция меня в принципе устраивает: люди здесь не злые, многие тянутся к искусству, климат терпимый, еда качественная, дороги ровные, зарабатывать есть возможность, — говорит собеседник. — Но семью я намерен создавать в Беларуси, с белоруской. Француженки достаточно сложные для нашего менталитета, очень независимые, в то время как родные девушки более открытые и красивые.

Читать еще:  Стратегическое управление. Стратегия приобретает социальную направленность и рассматривается с точки зрения корпоративной философии и организационной культуры

В Минске налаживается и бизнес: Александр открывает швейное производство, есть и другие идеи. Через три-четыре года по его плану он намерен окончательно распрощаться с Парижем и переехать в собственный дом здесь, в Беларуси. О продолжении военной карьеры не помышляет, аргументирует это с математической точностью: — Человек живет самостоятельной жизнью с 15 до 65 лет, ни до, ни после быть полноценным невозможно. Пять лет я отдал армии, это 10% — не так и мало, и с меня достаточно. Рано или поздно я заведу семью. А что такое семья? Семья — это дети, — говорит он. — Теперь представьте: они родились и выросли здесь. Есть плюсы: два языка с малых лет, двойное гражданство, хорошее воспитание. Но главный минус, который все перечеркивает, — невозможность их полной адаптации к тому укладу жизни, который важен для меня. Так, родители остаются белорусами, а их дети — фактически иностранцы, ведь они общаются со сверстниками, учителями, им даже становится по-русски тяжело говорить с отцом и матерью. А наши ценности? «Эй, сынок, пошли рыбу удить!» — а он в ответ: «Папа, давай лучше лягушек отловим…» Я говорю образно, но вы должны понимать мою мысль. Меня такая ситуация никогда не устроит.

Legio Patria Nostra

Французский Иностранный легион – возможно, одно из самых романтизированных военных формирований. Множество книг и фильмов, снятых о Легионе, прочно закрепили за ним репутацию места, куда любой мужчина может сбежать от своего прошлого, чтобы начать жизнь с чистого листа.

Когда 9 марта 1831 года король Франции Луи Филипп I подписывал декрет о создании нового воинского подразделения, он вряд ли думал о том, что создает нечто культовое и романтичное. Преследуемые им цели были более прагматичны: Франции были необходимы солдаты для защиты ее интересов за пределами самой страны, например, в Алжире. Отправлять туда добропорядочных сынов отечества было невыгодно, поэтому в новое формирование набирали добровольцев из числа уроженцев Италии, Испании и Швейцарии. Также туда мог попасть любой француз, который имел проблемы с законом и хотел искупить свой долг перед обществом. Для короля это было весьма выгодно, ведь многие преступники имели хороший боевой опыт, который в случае народных волнений они могли применить против действующего правительства. Поэтому, подписав соответствующие документы, король убивал сразу двух зайцев: во-первых, под командованием верных наполеоновских генералов он отправлял за границу солдат, до чьих жизней никому в Париже нет дела; во-вторых, очищал улицы страны от нежелательных элементов, и, в-третьих, это давало Франции достаточное количество солдат для защиты ее интересов в Алжире. Шло время, менялись правители и перекраивались старые границы, но Французский Иностранный легион продолжал существовать как оплот верности стране и ее интересов за границей. Хоть традиции Легиона и формировались из обычаев различных армий мира, сам он всегда был един и не различал национальностей.

Состав Французского Иностранного легиона. На сегодняшний день Иностранный легион состоит из 7 полков общей численностью примерно в 7500 человек. Подготовка легионеров позволяет им вести боевые действия в любое время дня и ночи, на любой местности, невзирая на метеорологические условия. Однако, на сегодняшний день приоритетными задачами Легиона считается эвакуация мирных жителей из зон конфликта, оказание гуманитарной помощи и предотвращение вооруженных столкновений, хотя не секрет, что порой Легион все же принимает участие в антитеррористических операциях НАТО на Ближнем Востоке. Ключевой особенностью Французского Иностранного легиона на протяжении вот уже больше ста лет является малое количество тяжелого вооружения и бронетехники.

Основным штатным вооружением считается винтовка FAMAS, пулеметы AA-52 или FN MAG. Снайперов обеспечивают чаще всего французскими винтовками FR-F2, хотя порой выдают и американскую крупнокалиберную Barrett M82. Для борьбы с бронетанковой техникой противника используется ПТРК Milan и 120-мм миномет MO-120-PT. Из бронетехники: БМП АМХ-10Р, колесный танк AMX-10RC и бронетранспортер VAB. Возможно, с точки зрения военных, на легионеров не нужно сильно тратиться, ведь каждый солдат там знает правило «Легионер погибает, но выполняет». Это также весьма выгодно для политиков, ведь защищая интересы Франции за границей, гибнут иностранцы или не самые желательные элементы. Так что, с их точки зрения, это выглядит так: «Легионер выполняет и погибает». На практике все это воплощается в довольно грустную картину: если вы отправите 100 легионеров на задание, они с ним справятся, но вернется только 30 человек. 30% – именно такой показатель фигурирует в статистике выживаемости.

Дислокация и правила отбора. На сегодняшний день постоянными местами дисклокации подразделений Французского Иностранного легиона считаются остров Майота, что на Каморских островах, Джибути в Северо-Восточной Африке, город Куру, расположенный на территории Французской Гвианы, и остров Корсика. Также существуют несколько подразделений, дислоцирующихся на территории самой Франции, но все они преимущественно занимаются отбором добровольцев и штабной работой. В связи с тем, что в подавляющем большинстве стран мира служба в Иностранном легионе подпадает под статью о наемниках, вербовочные пункты расположены исключительно во Франции. Всего их девять, но самые популярные расположены в Париже и Страсбурге. До места подачи документов доброволец должен добраться своими силами. Легион в этом плане не оказывает никакой помощи в оформлении виз. Однако, если кандидата забраковывают уже после отправки в тренировочный лагерь, ему оплачивают обратный билет до того места, где он подавал заявление, и выдают небольшую сумму денег. Первое, что делают с кандидатом после попадания на вербовочный пункт – его «изучают». Новичка тщательно обыскивают, осматривают зубы, зрение, слух, измеряют вес и рост. Если есть шрамы, то просят рассказать об истории их появления, то же самое и с татуировками. Все это тщательно фиксируют. В последнюю очередь просят рассказать причину желания служить в легионе. Если на этом этапе кандидат не забраковывается, то у него изымаются все личные вещи и документы. Его бреют наголо и выдают спортивную форму. После этого его помещают в комнату, где будут жить еще несколько человек. Волонтеры живут по строгому режиму: встают в пять утра, ходят в наряды по столовой и выполняют различную физическую работу. Кстати, все команды в легионе отдаются на французском языке.

Многоступенчатый отбор. Отборочный лагерь в Обани – последний пункт перед отправкой в Пиренейские горы, где расположена тренировочная база, на которой из обычных людей делают легионеров. Там каждый кандидат подвергается серии тестов. Медицинские тесты определяют склонность к тем или иным заболеваниям, ведь легионер – это человек из стали, которого не должна скосить обычная простуда. Далее следуют физические тесты. Все они связаны с бегом, ведь легионер не марширует и не бежит, только если мертв. Те, кто прошел по медицинским показателям и сдал необходимые нормативы, проходят психологический тест: легионер должен обладать железными нервами и не должен иметь психических отклонений. Тех, кто не отсеялся, ждет «гестапо» – так в шутку называют собеседование с офицерами службы безопасности Легиона. Здесь будущего солдата подвергают допросу и сверяют их результаты с теми, что были получены на вербовочном пункте. Собеседование идет в три этапа. На всех из них задают одни и те же вопросы на родном для кандидата языке, но на первом этапе они идут в одной последовательности, на втором – в другой, а на третьем они задаются французским офицером через переводчика. После прохождения «гестапо» волонтер получает статус rouge (красный). Это связано с тем, что раньше прошедшие все проверки должны были носить красные повязки. «Красным кандидатам» выдают военную форму, все необходимые принадлежности, а также новое имя, фамилию и краткую биографию.

Читать еще:  Как успокоиться после стресса: полезные советы. Главное сохранять спокойствие! Способы успокоиться и меньше нервничать

Особенности контракта. После прохождения подготовки в тренировочном лагере, что, кстати сказать, выдерживают немногие, с волонтером заключается контракт, по которому подписавший должен пройти воинскую службу в рядах Французского Иностранного Легиона сроком в пять лет. После первой пятилетки, за которую можно достичь звания капрала, легионер может продлить контракт на срок от полугода до десяти лет. После подписи человек должен забыть о том, что значит думать. Для него есть только приказ, он собственность легиона. Все общение внутри легиона только на французском, если призывник им не владеет – его научат. Все передвижения только бегом. Зарплата рядового легионера в первую пятилетку не превышает 900 $ плюс надбавки за участие в боевых операциях. Также после первого контракта можно претендовать на получение постоянного вида на жительство во Франции, после еще нескольких лет службы легионер может получить гражданство, и пенсию после 17 лет службы или как поощрение за проявленную доблесть. Похороны погибших легионеров проводятся за счет Франции.

Никакого равноправия полов. Несмотря на то, что в Легионе двадцать первого века как и раньше хранится тайна личности, сюда больше не принимают тех, за кем числится судимость. Также сюда закрыта дорога всем женатым. По этому поводу даже существует шутка: «легион стреляет только холостыми». Несмотря на то, что во многих армиях мира женщины теперь служат наравне с мужчинами – Легион всегда остается исключительно мужским формированием. Женщины здесь все же есть, но исключительно в качестве гражданских сотрудников и преимущественно на отборочных пунктах.

Национальный состав. Официально легионер не имеет национальности. Как гласит их девиз, «Legio Patria Nostra» – «Легион наша Отчизна». За почти двухсотлетнюю историю этого формирования через него прошло множество людей, служивших до этого в различных армиях мира, что, в свою очередь, оставило своеобразный отпечаток на здешних традициях и порядках. Так, например, после Второй мировой здесь нашли прибежище многие немецкие солдаты СС, что отразилась на гимнах легиона. По большей части все они – немного переделанные песни эсэсовских легионов. Также в Легионе существует поговорка: «Когда в России дела совсем плохи, Легион начинает говорить по-русски». Это не просто голословное заявление: за последние сто лет было три больших волны наплыва русскоязычных новобранцев в Легион: 1914, 1920 и 1993 годы. Сейчас примерно треть всех легионеров – выходцы из Восточной Европы и стран СНГ, еще примерно столько же – уроженцы Южной Америки, Африки и Юго-Восточной Азии. Остальные – либо жители франкоговорящих стран, типа Бельгии, либо французы, сменившие гражданство.

Отношение к отступникам. Иностранный легион до сих пор воспринимается многими как суровое военное братство, чей лозунг «Маршируй или умри!» и где за дезертирство закапывают по шею в песок и оставляют на съедение животным. Сейчас это не совсем так. Если легионер отсутствует на вечерней поверке без уважительной причины, его отмечают как «отсутствующего». Это влечет за собой строгий выговор, внеочередной наряд, лишение увольнительной или взыскание. Если отсутствие затягивается на срок более семи дней, легионера объявляют дезертиром и в этом случае ему грозит до 40 суток в тюрьме Легиона. Если же все это произошло во время боевой операции, то дезертиру грозит два года заключения в гражданской тюрьме Франции, но лишь после 40 дней легионерской тюрьмы. Меньше всего повезет тем, кто сбежит с оружием. В этом случае на поиски отправится множество людей и вряд ли такой беглец вообще доживет до суда.

Единство Легиона. Несмотря на то, что со стороны Французский Иностранный легион напоминает многонациональный котел, в который идут люди разных религий и убеждений, здесь не бывает конфликтов на почве расовой неприязни. С самых первых дней новобранцев через серьезные психологические и физические нагрузки, а также, что уж греха таить, и через боль, заставляют понять, что отныне их национальность, раса и пол – легионер. Поэтому когда кто-то из них слышит знаменитый клич о помощи: «Легион – ко мне!», он обязательно придет на помощь, и ему будет не важно, где прозвучит этот клич: в пустыне, джунглях или в местном баре. По этой же причине во время парада в честь Дня взятия Бастилии, который ежегодно проводится 14 июля на Елисейских полях, в то время как все подразделения идут несколькими колоннами, Легион идет одной. Легионеры никогда не разделяются и всегда остаются вместе, и не имеет значения, в бою, мирной жизни или уличной потасовке – легионеры всегда заодно.

Позорное пятно на репутации Легиона. 1961 год – черная страница для Иностранного легиона. Несмотря на то, что за всю историю существования этого формирования его неоднократно безуспешно пытались распустить, именно в 1961 году Легион сам расформировал один из своих полков, объявив их предателями. Печально известный 1-й Иностранный парашютно-десантный полк был сформирован во время войны в Индокитае. Это подразделение запятнало себя участием в так называемом «Алжирском путче генералов», который подняли ультраправые, после того как Франция пообещала колонии независимость. Сами легионеры предпочитают не вспоминать об этом дне, так как тогда их братья предали то, ради чего всегда жил Легион – беспрекословное служение Франции и ее правительству.

Идеальная частная военная компания. Благодаря тому, что в Легионе служат иностранцы, Французское правительство может успешно отрицать свою причастность к тем или иным операциям на территории таких горячих точек, как, например, Сирия – оно просто заявляет, что в данном государстве нет французских граждан. Достоверно известно, что в том же 2011 году именно солдаты Французского Иностранного легиона уничтожили несколько баз, предназначавшихся для снабжения войск Каддафи горючим и продовольствием. В Эз-Зави именно легионеры ценой своих жизней прорвались к центру города и обеспечили свободный доступ туда повстанцам из Бенгази. Также благодаря этому воинскому братству Франция может успешно проводить даже самую агрессивную политику, не марая при этом рук и не спрашивая разрешения у своих союзников по НАТО.

Вместе с этим, примерно 9000 легионеров входят в состав миротворческих сил ООН в Кот д’Ивуар, где у Франции есть свои исторические интересы. Эти солдаты, помимо своих обязанностей по предотвращению конфликтов, также выполняют операции по приказам, которые поступают непосредственно из Парижа в обход мирового сообщества. Таким образом, в современном обществе Иностранный легион выполняет задачи по защите интересов своей страны в тех районах, где это могут сделать лишь иностранцы. По сути, легионеры с юридической точки зрения имеют большинство плюсов ЧВК, но при этом они всегда верны своему долгу и никогда не будут искать выгоды и задавать лишних вопросов.

Источники:

http://topwar.ru/13133-chem-zhivet-francuzskiy-inostrannyy-legion-segodnya.html
http://fishki.net/1208653-rasskaz-belorusa-otsluzhivshego-vo-francuzskom-inostrannom-legione.html
http://warspot.ru/2477-legio-patria-nostra

Ссылка на основную публикацию
Статьи на тему:

Adblock
detector